Армения в античной и средневековой картографии и географии. 2 часть.


The Roman map

От Геродота до Плиния Старшего.

В предыдущей части нашего исследования («Армения в античной и средневековой картографии и географии. Часть 1. Армения на карте Помпония Мела».), мы проанализировали сведения самого раннего римского географа Помпония (I в. н.э.) об Армении и «армениях», её жителях, отразившиеся в его географическом труде «Описание мира» и представляющей огромную научную ценность карте.
Теперь мы переходим и к другим научным деятелям античности. Один из наиболее видных представителей античной науки – Поседоний (II-I в. до н.э.) – греческий историк, географ, философ и астроном, оставивший потомкам богатое литературное наследие.
Весьма важной его работой является карта мира (около 150-130 гг. до н.э.), представляющая собой собрание сведений о странах античности и их месторасположении. До нас дошла реконструкция карты, осуществленная в 1628 году гравёром, издателем Мельхиором Тавернье и фламандским историком, географом и теологом Петриусом Бертисом.
На данной карте нашла своё место и Армения. Поседоний расположил её по обе стороны реки Евфрат, которая разграничивала Большую и Малую Армению. Немаловажно, что два этих региона обозначены единым топонимом, что свидетельствует об однородности их населения, исторической и культурной общности. Необходимо также обратить внимание на примечательный факт: южнее Армении расположена Месопотамия, а на севере – Чёрное море. В связи с этим следует напомнить о карте Помпония, более позднего по сравнению с Поседонием автора, но наиболее раннего из всех римских географов. Он также отмечал на карте Армению с выходом к Чёрному морю (об этом красноречиво говорят реконструкции и Миллера, и Винзора), что наталкивает на более глубокие размышления об этом «феномене». Возникает вопрос о сроке армянского политического и просто этнокультурного присутствия на юго-восточных берегах Чёрного моря. Данная проблема была раскрыта нами в статье "Арменохалибы – древнее население Амшена", однако, этот вопрос требует более подробного рассмотрения с привлечением большего количества исторических источников. В связи с этим приведём отрывки из трудов античных авторов.
В труде древнегреческого историка Геродота (около 484 – 425 гг. до н.э.) «История» мы находим следующий любопытный фрагмент:
«III, 92… Каспий и Павсики, Пантиматы и Дарейты, все вместе обложенные данью в 200 талантов, составляли одиннадцатую область (Персидского государства).
От Армян с прилегающими к ним провинциями до Черного моря получалось дани 400 талантов. Они составляли тринадцатую область… Саки же и Каспий платили 250 талантов; они (Саки) составляли пятнадцатую область» (Известия древних писателей о Кавказе. СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ОПИСАНИЯ МЕСТНОСТЕЙ И ПЛЕМЕН КАВКАЗА. Издание Управления Кавказского Учебного Округа. ВЫПУСК ЧЕТВЕРТЫЙ. Часть 1. ТИФЛИС, 1884. Типография Канцелярии Главноначальствующего гражданскою частью на Кавказе.).
Из вышеприведённой цитаты стоит обратить пристальное внимание на строки, касающиеся армян, а из них следует тот факт, что в Ахеменидской Персии (VI-IV вв.) армяне «с прилегающими к ним провинциями до Чёрного моря», составляли единую административно-территориальную единицу – тринадцатую сатрапию. Причём, в данном контексте прилагательное «прилегающими» скорее обозначает в действительности в смысловой форме «относящимися», потому как Геродот представляет армян и провинции «до Чёрного моря» в качестве единого объекта персидской власти и, как уже было отмечено выше, единого территориального образования с единым тарифом налогообложения со стороны персидской казны. Кроме того, если бы Геродот хотел различить армян и этническое население причерноморских провинций, он вместо предлога «с» («От Армян с прилегающими к ним провинциями до Чёрного моря») употребил бы другой предлог – «и». Тогда бы значение было бы совсем иным, т.е. стало бы понятно, что армяне «И» прилегающие (изменился бы и смысл этого слова) к ним черноморские земли не тождественны. В то же время, хотелось бы указать и на то, что в сатрапии объединялись однородные в языковом и этнокультурном плане племена и народы. Например, упомянутые выше каспии, павсики, пантиматы и дарейты, жители юго-западных берегов Каспия и близлежащих земель, объединенные в одну сатрапию, в этническом плане составляли сплошной массив родственных ираноязычных народностей. Отметим, что ныне на территориях этих народностей проживают близкородственные талыши и гилянцы, народы иранской языковой группы. Так что можно говорить о верном направлении свершителей персидских административно-территориальных реформ, предпочитавших объединять в провинции более или менее однородное (хотя бы в языковом плане) население, хоть и разделенное зачастую на племена.
Вместе с тем, мы можем задуматься и о возможности раннего политического и, возможно, этнического присутствия армян (в рамках Персидской империи Ахеменидов) на берегах Чёрного моря. Стоит заметить, что в будущем из XIII сатрапии образуются армянские царства Цопк и Малая Армения. Уместным будет привести уже знакомую читателю Voskanapat.info цитату из труда французского учёного XIX века Элизе Реклю «Человек и Земля» (Том I. Первобытный человек древняя история, Издательство: Изд. Брокгауз Ефрон; СПб. 1906 г.):
«Приблизительно в начале царствования династии Ахеменидов армяне населяли окрестности горы Арарата, которая сделалась географическим центром их страны. Напоминанием о переселении армян по направлению к востоку служит название «Ашкеназ» - древнее наименование фригийцев или «асканиев». По мнению очень многих филологов, Черное море, известное с давних пор под названием «Понтос Аксенос» или «Аксейнос», получило это название вследствие того, что по его берегам обитали аскании; лишь позднее греческие мореходы изменили это название и придали ему на своем языке значение добраго предзнаменования» (Стр. 452).
Таким образом, по мнению Реклю, в маршрут продвижения протоармян на восток входило, возможно, и черноморское побережье, что предполагает и оседание части их в этой местности.
Любопытно, что на скандинавской карте империи Александра Македонского, составленной в начале ХХ века, Армения (Ервандидов) также имеет выход к морю.



Как можно заметить, в пределах Армянского царства, в его прибрежных районах обитает племя халибов (Chalibes). Вновь напомним о карте XVII века с армено-халибами на черноморском побережье и цитатами их исторических источников. Разница лишь в том, что здесь халибы размещены западнее Трапезунда, тем не менее, мы имеем на руках все доказательства политического присутствия армян на юго-восточных берегах Чёрного моря, в том числе на будущих амшенских землях, с глубокой древности.
Для большей объективности дополнительно приведём реконструкцию карты Марка Випсания Агриппы (63-12 гг. до н.э.) – выдающегося римского полководца, государственного деятеля и картографа (Агриппу можно было бы назвать и географом, хотя официально наиболее ранним римским автором в этой научной области считается Помпоний).


 Локализация Армении на карте тесно увязывается с предыдущим материалом из исторических источников.


















На карте мы видим, что Армения вновь наделена выходом к Чёрному морю. Агриппа составлял карту на основании греческих источников. В этой связи, мы не можем не привести цитату из «Географии» Страбона (I в. до н.э.):
«Над областью Фарнакии и Трапезунта обитают тибарены и халдеи (они же халибы – Н.М.), простирающиеся до Малой Армении. Последняя страна довольно плодородна. Малой Арменией, как и Софеной, всегда правили местные властители, которые то сохраняли дружественные отношения с остальными армянами, то были независимы от них. Им были подвластны халдеи и тибарены, так что их держава простиралась вплоть до Трапезунта и Фарнакии». (XII, 3, 28)
Изучение карты Агриппы показывает, что Армения помещена над Трапезундом и Фарнакией (на карте не указаны), т.е. выше побережья, на которых расположены эти города и, соответственно, должна была владеть землями на юго-восточному берегу Чёрного моря, населёнными некогда подвластными Малой Армении халибами и тибаренами. Вероятно, Агриппа подразумевал под Большой и Малой Арменией единый этногеографический регион, хоть и разделённый административно-политической границей по реке Евфрат, поэтому причерноморские земли Малой Армении изобразил как часть Армении в общем смысле.
Живший спустя века французский географ Ж. Анвиль на карте 1794 года «Map of Asia Minor in Antiquity (Turkey,Cyprus, Syria)» (Карта Малой Азии в древности (Турция, Кипр, Сирия) также включал в Армению (причём Большую) земли восточнее Трапезунда, вплоть до устья Чороха.
в большом разрешении
Таким образом, мы приходим к выводу о том, что впервые на землях Амшена армяне появляются не в период арабского владычества над Арменией, а значительно раньше, свидетельство чему мы находим в представленных выше и ранее работах Геродота (V в. до н.э.), Посидония (II в. до н.э.), Агриппы (I в. до н.э.), Помпония (I в. н.э.) и пр., не говоря уже о Плинии Старшем, авторе «Естественной истории»: «…потом в 100000 шагов от Фарнакеи свободный (liberum) город Трапезунт, окруженный огромными горами. За ними живет племя арменохалибов, и лежит Великая Армения на расстоянии 30000 шагов» (кн. VI, 11-12).

Автор: Николай Мелкумов

Популярные сообщения