Главный маршал бронетанковых войск СССР

Бабаджанян Амазасп Хачатурович (5 февраля 1906 г., село Чардахлы, Елизаветпольская губерния – 1 ноября 1977 г., Москва) – Герой Советского Союза, главный маршал бронетанковых войск СССР. 


Выработанный советским командованием план взятия Берлина был составлен в обстановке эйфории; в грамотности документа сомневаться, конечно, не стоит – уровень советского управления войсками к концу войны был чрезвычайно высок, однако определенные недочеты все же имели место. Но время диктовало свои условия, и Ставке очень хотелось как можно скорее решить проблему. Помимо прочего, взятие советскими войсками германской столицы диктовалось и сугубо политическими соображениями: Гиммлер и Риббентроп пытались найти общий язык с союзниками. В любом случае, советское командование спешило, и разработка Плана происходила несколько второпях. Немцы между тем сопротивлялись профессионально и окружили Берлин такой системой обороны, что казалось, нет оружия, способного в нужный (кратчайший) срок решить поставленную задачу. Недочеты отчетливо видел и командир 11-го гвардейского танкового корпуса полковник Амазасп Бабаджанян; вверенным ему подразделениям и предстояло штурмовать здание Имперской канцелярии. 37-летний офицер был компетентным полководцем, помимо Звезды Героя Советского Союза, у него на груди красовались два ордена, которыми по статусу награждались лишь генералы. Впрочем, уже через несколько дней он станет таковым. А пока он определенно озадачен вопросом совместного преодоления стратегических высот Зеел (дальнейший ход событий засвидетельствует обоснованность такой тревоги). Наступление восьмой гвардейской армии и пятой ударной застопорилось именно здесь. Немцы отражали практически все атаки. Уже после войны Бабаджанян признается: «Чтобы прорвать такую оборону, необходимо было ее предварительно надежно подавить мощными ударами артиллерии и авиации. Видимо, при подготовке операции была несколько недооценена сложность характера местности в районе Зееловских высот, где противник имел возможность организовать труднопреодолимую оборону».





Однако в апреле 1945 года об этом говорить не рекомендовалось: план разрабатывал сам маршал Жуков. «Кстати, много позже Георгий Константинович сам критически рассматривал план Берлинской операции, – вспоминал Бабаджанян. – Он пришел к выводу, что разгром берлинской группировки и взятие самого города можно было бы осуществить несколько иначе. Местность действительно благоприятствовала противнику и затрудняла наступление крупных танковых масс. Танковая армия понесла большие потери... Но тогда что было делать – ведь все так стремились к долгожданной победе». И даже после занятия, ценой неимоверных усилий и многочисленных жертв, высот Зеел и форсирования Шпрее ситуация не стала менее драматичной; до Берлина оставались считанные километры, однако 11-му гвардейскому танковому корпусу полковника Амазаспа Бабаджаняна предстояло продвигаться через Мюнхеберг -труднейший путь, сплошные завалы, заминированные перекрестки, а на наиболее важных отрезках – танки противника, противотанковые пушки, штурмовые орудия. Ко всему прочему, двигаться надо через лес, где подстерегают истребители, вооруженные фаустпатронами. «Честно говоря, за всю войну я так и не смог привыкнуть воевать в лесу, – признался как-то Бабаджанян. – Не знаешь, откуда чего ждать. Как в мешке». В мешках они хранили кинжалы – расположенное в нагорной части Елизаветпольской губернии село Чардахлу всегда славилось своими воинами. Впрочем, едва ли стоит удивляться, ведь карабахские армяне традиционно слыли отменными вояками. Когда будущему Главному маршалу бронетанковых войск СССР шел десятый год, он услышал от старших предание о знаменитом соотечественнике, которого за храбрость похвалил лично Петр Первый. «В нашем роду о военных говорили с чувством высочайшего почтения, – вспоминал маршал. – Дядя стал штабс-капитаном, Георгиевским кавалером и погиб в Первую мировую, а брат моего деда дослужился даже до генерал-майора. В этом смысле Чардахлу – уникальное село, оно дало не только офицеров русской армии, но маршалов СССР, в том числе – Ивана Баграмяна, генерала и полковников. В Отечественной войне принимало участие 1252 моих земляков!» Впрочем, обо всем этом Бабаджанян будет рассказывать уже позже. Сейчас же он посылает на расчистку единственной дороги на Мюнхенберг своих мотострелков и уже обдумывает план действий в самом Берлине: «Каково вести танковые бои на берлинских улицах? В городах танковая армия скована в движениях, уязвима между громадами зданий, особенно в узких переулках. Можно не сомневаться, что из каждой подворотни, из окон, с крыш на танки обрушат гибельный огонь, что уж говорить о фаустпатронах». К вечеру 29 апреля 44-я и 27-я бригады 11-го гвардейского танкового корпуса Бабаджаняна вырвутся на кольцо берлинской автострады. Приказ – наступать на Потстдамский вокзал и Имперскую канцелярию; в ночь на 30 апреля танки корпуса знаменитого полковника уже прямой наводкой обстреливают здание канцелярии. «Никто не знал тогда, что именно здесь, в бронированных подземельях прячутся Гитлер, Геббельс, Борман и другие главари фашистской Германии. Только на следующий день стало известно, что фюрер покончил с собой». Впрочем, не меньше Гитлера полковника интересовал Гудериан – его главный оппонент. Еще до войны, в период весьма тесного сотрудничества между СССР и Германией, имя «создателя немецких бронесил» генерала Гейнца Гудериана было достаточно популярным в Союзе. Его нашумевшие книги «Внимание, танки!» и «Бронетанковые войска и их взаимодействие с другими родами войск» значились в числе обязательных предметов изучения в Военной академии. «Теоретические разработки генерала, конечно, сыграли значительную роль в операциях в Западной Европе и в начальный период войны против СССР. Но успех изменил ему, как только он столкнулся с глубокоэшелонированной обороной советских войск. Гудериану помешал шаблон – раз и навсегда выработанная им тактика ведения танкового боя, от которой немцы побоялись отойти. Им не хватило гибкости и осознания необходимости изменений. Позже ему придется только констатировать, что мы, мол, воевали не по правилам, хотя никаких новых теоретических разработок им продумано не было». Когда в 1942 году пехотинцу Амазаспу Бабаджаняну предложили стать командиром танковой бригады, он отнесся к назначению с невероятной ответственностью. Едва прибыв в бригаду, он немедленно вызвал к себе заместителя по технической части и попросил его ежедневно не менее пяти часов заниматься с ним,объясняя, как устроен и работает танк. 30 апреля 1945 года на улицах Берлина еще шли ожесточенные бои, когда полковник Бабаджанян примет дерзкое решение: наступать не только по земле, но и под землей – по тоннелям метро. Такого в практике танковождения еще не было. Через несколько дней ему будет присвоено звание генерала. Уже позже Амазасп Бабаджанян станет Главным маршалом бронетанковых войск СССР. 

                              Из книги «100 величайших армян XX века». 2007 год, Москва.

Автор: Хайаса Арарат 
Источник: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-45944/
© Shkolazhizni.ru



Популярные сообщения